о проекте | карта сайта | на главную

СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

 Как в природе, так и в государстве, легче изменить
сразу многое, чем что-то одно.

Фрэнсис Бэкон

взлет сверхдержавы

Глава первая. Некоторые проблемы методологии и источниковедения истории советского военно-промышленного комплекса в 20–50-е годы

а) Предмет исследования

Проблема предмета исследования не так проста, как кажется на первый взгляд, ибо имманентная структура советского ВПК скрыта за нагромождениями связей с другими структурами: политическими (ЦК КПСС), военными (Армия и Флот), военно-политическими (органы Внутренних дел и Государственной безопасности), административно-хозяйственными (Госплан, Госснаб, министерства и ведомства), каждая из которых, в пределах своих полномочий, выполняла специальные функции по укреплению военно-экономического потенциала СССР. В своей совокупности эти структуры представляли административное ядро государственной военно-мобилизационной системы, нацеленной на превращение всей страны в случае войны в слаженный оборонный комплекс.

В разных исторических условиях состав учреждений, ответственных за формирование государственного оборонного комплекса, претерпевал изменения. Скажем, в 1927 г. кроме Наркомата по Военным и Морским делам СССР и Главного Управления Военной промышленности ВСНХ СССР, выполняющими «оборонные» функции считались: ОГПУ, Наркомат Путей Сообщения, Наркомат Торговли, Наркомат Почты и Телеграфа, Наркомат Труда, Особое Техническое Бюро, местные учреждения Воздушно-Химической обороны. Единым центром их стратегического и оперативного управления являлся Совет Труда и Обороны при СНК СССР.

Тридцать лет спустя, в 1957 г., кроме Министерства Обороны СССР и Министерства Оборонной промышленности СССР, непосредственно выполняющими «оборонные» функции считались: Министерство Авиационной промышленности СССР, Министерство Судостроительной промышленности СССР, Министерство Радиотехнической промышленности СССР, Министерство Среднего машиностроения СССР, КГБ при СМ СССР, Государственный Комитет по использованию атомной энергии, Главное Управление государственных материальных резервов, Главное инженерное управление Государственного комитета по внешнеэкономическим связям, Главспецстрой при Госмонтажспецстрое, организация п/я № 10, ДОСААФ, ЦК «Динамо» и Всеармейское военно-охотничье общество. Центрами их стратегического и оперативного управления являлись Совет Обороны СССР и Комиссия по Военно-промышленным вопросам при Президиуме Совета Министров СССР.

Система военно-мобилизационного управления и функционирования государственного оборонного комплекса не является системой военно-промышленного комплекса, поскольку государственный оборонный комплекс включает в себя всех хозяйствующих субъектов всех отраслей промышленности, энергетики, торговли и транспорта, все военные и военизированные организации, подготавливаемые Правительством к материальному обеспечению и комплектованию вооруженных сил, к защите населения больших городов от воздушно-химического нападения, а в современных условиях – от оружия массового поражения. Государственный оборонный комплекс – многоотраслевая, всепроникающая структура, развертывающаяся в полном своем масштабе только в «особый период», когда страна находится в состоянии войны.

Систему военно-мобилизационного управления, в которой поэтапно рассчитаны мероприятия по приведению в действие государственного оборонного комплекса, имеет каждое государство. Например, в 1957 г. посол СССР в США Зарубин сообщал советскому руководству о непрерывном совершенствовании системы военно-мобилизационного управления экономикой США, которое достигло такого уровня, что Президент страны может без особого труда установить тотальный контроль над ценами и заработной платой, ввести систему рационирования продовольствия, одежды и горючего, а также издавать обязательные к исполнению распоряжения по отдельным отраслям промышленности о сокращении производства товаров гражданского потребления и ограничении использования дефицитных материалов; около 20 тысяч крупных и мелких промышленных предприятий США, по данным посла, имели заблаговременно выданные задания, какую продукцию и в каком количестве производить в случае войны{18}.

Военно-промышленный комплекс – не сумма двух слагаемых: вооруженные силы + промышленность, – поскольку вооруженные силы потребляют продукцию всех отраслей народного хозяйства, а также пользуются услугами энергетического и транспортного комплексов.

Военно-промышленным комплекс – не сумма двух слагаемых: вооруженные силы + военно-промышленные предприятия, – поскольку взаимоотношения между данными слагаемыми определяются не функциональным единством, а экономическими связями и интересами: между потребителем и товаропроизводителем, заказчиком и подрядчиком, покупателем и продавцом. С точки зрения общности экономических интересов тех и других нет принципиальной разницы, например, между поставкой вооруженным силам партии говяжьей тушенки или ракетного комплекса. Кроме того, реальным покупателем предметов вооружения, боевой техники и т.п. являются даже не вооруженные силы, а государство, предусмотревшее в своем бюджете соответствующую статью расходов на оплату оборонного заказа.

Составляет и распределяет оборонный заказ (в пределах установленной Правительством сметы) между товаропроизводителями Военное ведомство (Министерство Обороны), по заявкам своих Довольствующих Управлений, с учетом производственно-экономических возможностей претендентов и ориентировочной стоимости (цены) изготавливаемых ими изделий. Однако, если заказ экономически невыгоден, ничто не заставит товаропроизводителя его выполнять. Даже в жестко централизованной советской плановой системе размещение оборонного заказа между промышленными предприятиями происходило очень непросто, как правило, либо с недоделами, либо с опозданиями в сроках оформления договоров и частыми срывами графиков их выполнения.

Более точно, но не вполне корректно, с политэкономической точки зрения, под военно-промышленным комплексом подразумевать совокупность конкретных отраслей и видов промышленного производства, удовлетворяющих потребности вооруженных сил страны в предметах вооружения, боевой техники и военно-технического имущества.

Причиной некорректности данного определения является слишком вольное использования понятий «отрасль» и «вид производства», которые имеют вполне определенный теоретический смысл.

В теоретической политической экономии является аксиомой то, что общественное производство состоит из крупных родов (промышленность и сельское хозяйство), отраслей, подотраслей, видов и подвидов, которые отражают характер разделения общественного труда и пропорции его распределения между однотипными производственными единицами и представляющими их интересы хозяйствующими субъектами.

К каким отраслям и видам общественного производства относится изготовление военной продукции?

Накануне и в годы первой мировой войны процесс изготовления основных видов военной продукции: ручное огнестрельное оружие, артиллерийские и пулеметные системы, патроны и снаряды, – как правило, сосредоточивался на крупных предприятиях-комбинатах (типа арсенала), где каждый отдельный завод или даже цех соответствовал организационно-производственным и технологическим особенностям определенной «родовой» отрасли: черной и цветной металлургии, точного машиностроения, электротехнической, оптико-механической и т.д. промышленности. Лишь специфические потребительские свойства «готового изделия»: винтовка, пулемет, орудие и т.д., – существенно отличали данные предприятия от обычных «гражданских» металлургических, машиностроительных, химических и т.д. заводов, тогда как во всем остальном они были схожи.

Таким образом, вопрос о принадлежности предприятия, производящего военную продукцию к какой-то определенной отрасли общественного производства однозначно не решается. Можно говорить лишь о специфических ответвлениях ряда основных отраслей промышленности, которые «сплелись» в тот или иной конкретный вид военно-промышленного производства.

Многие современные военно-промышленные предприятия в отношении своей отраслевой принадлежности столь же эклектичны, сколько вполне определенны в отношении профилирующего вида производимой продукции. Возьмем для примера Курганский машиностроительный завод, который с 1954 г. специализируется на выпуске бронетанковой техники. В состав данного предприятия входит несколько заводов и специализированных цехов, в том числе:

1. Завод точных заготовок, имеющий комплексное оборудование для выпуска стального литья по выплавляемым моделям; крупного стального литья, получаемого методом пленко-вакуумной формовки; алюминиевого литья, получаемого методом штамповки жидкого металла; алюминиевого литья, получаемого методом низкого давления в металлические формы; алюминиевого литья в кокиль.

2. Кузнечно-штамповочный завод, имеющий в своем составе: цех по резке заготовок, оснащенный в том числе установками для нагрева крупного проката токами промышленной частоты перед порезкой; цех изготовления горячих штампов и другой технологической оснастки; кузнечный цех, оснащенный прессами и молотами (в том числе молотом 10 тонн) и комплектным техническим оборудованием для предварительной и окончательной термообработки.

3. Сталечугунолитейный завод с полным замкнутым циклом производства стального и чугунного литья.

4. Прессово-сварочный завод, изготовляющий узлы и детали из листового стального и алюминиевого проката с цехами и участком холодной штамповки деталей, подготовки их под сварку, а также с цехами сварки, мехобработки, окраски и проверки на герметичность.

5. Механосборочный завод, имеющий в своем составе цеха механической обработки и сборки основных агрегатов изделий, в том числе трансмиссионных узлов, а также цеха по сборки, сдачи изделий и испытательный полигон.

6. Завод сварных конструкций, имеющий в своем составе: цех раскроя и термообработки стальных броневых листов и листов из специального алюминиевого сплава; цех сборки, сварки и мехобработки броневых корпусов и башен, а также несущих узлов и других транспортных машин; цех окраски и комплектовки готовых узлов.

7. Завод технологического оснащения, обеспечивающий все заводы и цеха объединения специальным инструментом и различной оснасткой.

8. Завод нестандартного оборудования, изготавливающий для всех заводов и цехов объединения средства механизации и автоматизации производственных процессов, испытательные стенды и другое оборудование{19}.

Кроме военно-промышленных предприятий-комбинатов, конечно, существуют и такие, на которых сосредоточена только окончательная сборка «готового изделия», но и в этом случае отраслевая принадлежность предприятия не претерпевает существенных изменений, равно как и принадлежность предприятий-смежников. О последних можно лишь сказать, что они – соучастники определенного вида общественного производства, вместо которого они в состоянии осваивать другие виды производства своей «родовой» отрасли.

Уже в годы первой мировой войны комплекс военно-промышленных производств занял в воюющих странах от 15 до 25 процентов в объеме совокупного валового общественного продукта, сократив, таким образом, другие виды производства. В годы второй мировой войны комплекс военно-промышленных производств занял в воюющих странах от 35 до 60 процентов в объеме совокупного валового общественного продукта, полностью подчинив своим потребностям многие отрасли промышленности. В результате замены мирной продукции военной произошла комплексная производственно-технологическая милитаризация промышленности, которая, однако, не изменила типа отраслевой организации общественного производства.

Важнейшим условием превращения того или иного вида общественного производства в отдельную (родовую) отрасль является интенсификация потребления его основного продукта (изделия), полностью раскрывающая его функциональные и потребительские свойства (качества), но обязательно с учетом производственно-технологических возможностей его непрерывного удешевления и модификации. Например, автомобиль перестал быть «роскошью» лишь после того, как была технически и экономически обеспечена его способность быть «средством передвижения», а именно: отработана функциональная техническая конструкция и налажено рентабельное серийное и массовое производство.

Можно выделить следующие, характерные для превращения того или иного вида общественного производства в самостоятельную отрасль, признаки:

1. Значительное увеличение количества производственных единиц, специализирующихся на серийном и массовом (поточном) производстве данного вида продукции (изделия), ранее производившейся отдельными экземплярами или мелкими партиями (сериями).

2. Значительный количественный рост производимой этими хозяйствующими субъектами валовой и товарной продукции данного вида за счет непрерывного сокращения издержек производства и повышения качества.

3. Значительное увеличение емкости внутреннего рынка, предъявляющего устойчивый платежепокупательный спрос не только на основные виды этой продукции, но и ее многочисленные модификации.

4. Значительный рост производственных мощностей объединяющихся в отрасль хозяйствующих субъектов за счет получаемой от реализации продукции прибыли, государственных дотаций и коммерческих кредитов.

5. Формирование собственной сырьевой базы или использование уже имеющихся сырьевых отраслей в масштабах, влияющих на их значительный экстенсивный рост и характер специализации.

6. Формирование собственной научно-исследовательской, опытно-конструкторской, инженерно-проектной и учебно-производственной базы, аккумулирующей опыт организации массового (поточного) производства других отраслей и опирающейся на достижения фундаментальной науки.

7. Значительное увеличение количества модификаций (разновидностей) основного продукта производства отрасли посредством освоения достижений науки и техники, преимуществ кооперации и внутриотраслевой специализации, и, соответственно, появление и развитие комплексов смежных и подсобных производств (подотраслей, видов и подвидов), формирующих ее (отрасли) производственную и сервисную инфраструктуру.

8. Появление обслуживающих экономические интересы хозяйствующих субъектов отрасли финансово-кредитных учреждений (банки, страховые кампании) и сети предприятий оптовой и розничной торговли, формирующих ее (отрасли) торгово-финансовую инфраструктуру.

Процессу превращения отдельных видов военно-промышленного производства в «родовые» отрасли экономики препятствуют объективные экономические ограничители.

Как известно, общественное производство состоит из двух основных подразделений: производства средств производства (группа «А») и производства предметов потребления (группа «Б»). Отношения (пропорции), складывающиеся между этими двумя основными подразделениями, определяют характер воспроизводства (простое или расширенное) совокупного общественного продукта. Совокупный общественный продукт, в свою очередь, состоит из трех стоимостных величин: постоянного капитала (с), оборотного капитала (v) и прибавочной стоимости (m). В процессе производства и обмена эти стоимостные величины (любого товара производственного или личного потребления) должны полностью восстановиться, конечно, при условии, что отрасль-потребитель этой продукции сама произведет и реализует эквивалент потребленной (использованной) стоимости.

Кто потребляет военно-промышленную продукцию? Главным образом, это – вооруженные силы, которые посредством военно-промышленной продукции не создают ни средств производства, ни предметов личного потребления, т.е. ни стоимости, ни прибавочной стоимости. Причем, в отличии от других непроизводительных отраслей (наука, образование, здравоохранение, культура, государственное управление), компенсирующих свое неучастие в воспроизводстве совокупного общественного продукта производством так называемой «всеобщей стоимости» (т.е. нематериальных потребительских благ), «отрасль», потребляющая военно-промышленную продукцию, с экономической точки зрения – чисто паразитическая. Это значит, что она находится на содержании всего общества и всех отраслей общественного воспроизводства – производительных и непроизводительных. Все граждане государства, все хозяйствующие субъекты, без исключения, несут бремя расходов не только на содержание, но и вооружение Армии и Флота своей страны.

В дореволюционной России, между прочим, существовал особый тип военных заводов (именовавшихся «казенными»), непосредственно состоявших на балансе Военного и Морского Министерств. Все расходы на их содержание (включая пополнение основного и оборотного капитала), а также на оплату готовой продукции закладывались в госбюджет как параграф статьи прямых расходов государства на содержание своих вооруженных сил. Таким образом, не могло возникнуть никаких сомнений относительно того, что существование постоянно действующего военно-промышленного производства – прямой вычет из национального дохода страны.

В Советском Союзе, как правило, никогда не делали большого различия между объективной отраслевой организацией общественного производства и волевым, административным комбинированием производственных единиц в отрасли административно-хозяйственной системы управления. Поэтому здесь особенно укоренилось представление о том, что военно-промышленный комплекс – совокупность отраслей общественного производства.

Понятие «отрасль военно-промышленного комплекса», напротив, вполне уместно, но это – не одно и то же, что «отрасль общественного производства». В процессе производства военной продукции формируются определенные типом технологий и организации производственного процесса целостные производственно-технологические комплексы. В экономике воюющих стран в период 2-й Мировой войны, например, выделяют промышленность вооружений и ее отдельные подотрасли (оружейное, минометное и артиллерийское производство), промышленность боеприпасов и ее подотрасли (патронное, снарядное, бомбовое и минное производство), авиационную промышленность и ее подотрасли (самолетостроение, авиамоторостроение, приборостроение), бронетанковую промышленность и военное судостроение.

По окончании 2-й Мировой войны многие из перечисленных отраслей и подотраслей военно-промышленного комплекса в странах с развитой индустрией вооружений были приведены в свое довоенное состояние, то есть в производственно-технологические разновидности своих «родовых» отраслей. В то же время получили развитие новые виды военно-промышленного производства, которые, как поначалу казалось, становятся вполне самостоятельными отраслями общественного производства. Это – производство ядерных боеприпасов, реактивной, ракетной и радиоэлектронной техники.

Для многих новых видов военной продукции, образцы которой начали изготовляться серийно, в ряде случаев «родовые» отрасли либо отсутствовали, либо существовали на столь невысоком производственно-технологическом уровне, что пришлось в кратчайшие сроки вкладывать в их подъем и развитие значительные материально-финансовые ресурсы. Создание производственных мощностей для новых видов военной продукции вместе с соответствующей отраслевой инфраструктурой внешне соответствовало отмеченным выше закономерностям превращения вида производства в «родовую» отрасль общественного производства.

В какой-то степени это заблуждение имело основания, поскольку реактивная авиация, ракетно-космическая техника, производство зарядов ядерного оружия и радиолокационная техника пока не предвещали широких возможностей их хозяйственного использования. Лишь в середине 50-х – начале 60-х годов стало возможно использование реактивного двигателя для пассажирской и транспортной авиации, ракетно-космической техники – для исследования верхних слоев атмосферы и в перспективе – космического пространства и создания систем сверхдальней связи. Ядерные реакторы для наработки оружейного плутония были приспособлены для производства тепловой и электрической энергии, а расщепляющиеся материалы получили широкое применение в медицине, биологии и т.д. На основе достижений военной радиоэлектроники получили развитие вычислительная техника, бытовое радио и телевизионная аппаратура, началась широкая автоматизация производственных процессов.

Таким образом, все встало на свои места, хотя по номенклатуре и стоимости военно-промышленная продукция авиационной, ракетно-космической, радиотехнической, электронной и атомной промышленности значительно превосходила мирную продукцию. Но это был скорее результат «холодной войны» и гонки вооружений, чем общественно-необходимого использования достижений научно-технической революции.

С учетом вышеизложенного, понятие «военно-промышленный комплекс» корректнее всего было бы трактовать как совокупность постоянно действующих и взаимообусловленных видов промышленного производства, обособившихся, благодаря специфическим потребительским свойствам их товарной продукции, от своих «родовых» отраслей, но не утративших с ними органических производственно-экономических связей.

Причиной взаимообусловленности военно-промышленных производств является их использование в качестве производственно-экономической и производственно-технической базы для отработки и последующего серийного и массового изготовления систем вооружения и боевой техники. Вооружение и боевая техника, состоящие из большого количества образцов, должны представлять собой гармоничное целое: вооружение сухопутных войск и артиллерии неотделимо от вооружения военно-воздуш-Ного и военно-морского флотов, – иначе между этими родами войск не наладить требующегося для успеха военных операций взаимодействия.

Причина обособленности предприятий и организаций военно-промышленного комплекса более прозаична: она определяется специфическими потребительскими свойствами военной продукции, продолжительностью сроков конструирования ее образцов и особенностями организации технологического процесса их изготовления; рынок сбыта военной продукции и цены на нее регулируются государством, а объемы реализации лимитируются конкретными потребностями заказчика – Военного ведомства; во избежание заимствования конструкторских и технологических секретов производства военной продукции потенциальным противником государство устанавливает для предприятий и организаций, занимающихся ее изготовлением, особый режим допуска, контроля и безопасности.

Таким образом, как предмет исследования, ВПК представляет собой не феномен с неопределенным набором связей и отношений, а вполне реальную, поддающуюся количественному анализу, экономическую структуру, обязанную в каждой стране, где он сформировался, производственно-экономическим возможностям соответствующих «родовых» отраслей индустрии и научно-техническому потенциалу всего мирового сообщества в целом.

Очевидно и то, что масштабы ВПК в каждой отдельной стране определяются их правительствами для проведения соответствующей интересам правящих классов или партий внутренней и внешней политики.

Особая проблема – взаимоотношение ВПК со своими «родовыми» отраслями. Повышение уровня наукоемкости многих видов и отраслей гражданской промышленности в результате научно-технической революции широко используется военно-промышленным комплексом в интересах сокращения издержек производства смертоносной продукции, что достигается путем создания системы межотраслевой кооперации и интеграции, оказавшейся весьма плодотворной в период освоения производства ракетно-космической техники, ядерных энергетических установок и ядерного оружия. Хозяйствующие субъекты военно-промышленного комплекса освободили себя от необходимости вкладывать собственные средства в развитие мощностей смежных (комплектующих) производств, их научной и опытно-конструкторской базы. В обществе с рыночной экономикой привлечение к кооперации производителей-смежников было достигнуто путем создания соответствующей конкурентной среды; в обществе с плановой экономикой – административными решениями. Экономический результат, несмотря на эти различия, аналогичный : повышение производительности труда изготовления конечного продукта (изделия).

Справедливости ради отметим, что в случае использования научно-технических разработок военно-промышленного комплекса в своих «родовых» отраслях, в них может иметь место переход к производству качественно нового поколения образцов общественно-полезной продукции.

Научно-технические разработки целого ряда образцов военной техники обладают неплохим, как сейчас говорят, конверсионным потенциалом, например, на основе конструкции известного советского стратегического бомбардировщика ТУ-95К был создан не менее известный магистральный турбовинтовой пассажирский самолет ТУ-114. И то, и другое изделие было освоено в серийном производстве на одном и том же авиационном заводе в г.Куйбышеве, да, и стоило примерно одинаково – более 1,6 млн. руб. в ценах 1961 года. Однако, на базе современного танка, даже при самом сильном воображении, не сконструировать трактор для сельскохозяйственных работ, а авианосец не приспособить под сухогруз.

На основании примеров удачной модификации изделий военно-промышленного комплекса под мирную продукцию общественному мнению часто навязывается представление о пользе военно-промышленного комплекса для стимулирования научно-технического прогресса гражданских отраслей промышленности, которое, однако, меркнет перед цифрами бюджетных расходов на закупку вооружения и боевой техники. Скажем, США в 1960/61 г. из 47,86 млд. долларов военных расходов (60% государственного бюджета) 42,74 млд. долларов потратили на закупку всех видов оружия и военной техники.

Процесс формирования военно-промышленных производств и их интеграции в военно-промышленный комплекс протекает постепенно, в течение нескольких лет и даже десятилетий, но, как только он завершился, его трудно повернуть вспять. Сотни или даже тысячи предприятий, многочисленные конструкторские бюро, научно-исследовательские и проектные организации, обслуживающие потребности вооруженных сил страны связаны одним общим экономическим интересом – производить и совершенствовать производство разнообразных систем вооружения, боевой техники и военно-технического имущества, на которые, как правило, всегда существует устойчивый спрос.

Военно-промышленная продукция, во-первых, недолговечна, например, у артиллерийского орудия через определенное количество выстрелов (в зависимости от калибра) выгорает ствол и его можно отправлять на металлолом; у танка через 4–5 лет эксплуатации полностью изнашивается двигатель и ходовая часть; у боевого корабля или подводной лодки через полтора десятка лет корпус разъедается ржавчиной и обрастает ракушками настолько, что они теряют свои ходовые качества, а судовые двигатели полностью вырабатывают свой ресурс; запасы боеприпасов, даже при удовлетворительном хранении, подвержены коррозии и другим воздействиям, – отчего их следует периодически обновлять.

Военно-промышленная продукция, во-вторых, очень быстро морально устаревает, особенно в условиях научно-технической революции, которая привела не только к созданию принципиально новых систем вооружения (ракетно-ядерное оружие), но и способствовала непрерывному совершенствованию обычных вооружений (за счет применения новых конструкционных материалов и радиоэлектронных систем обнаружения цели, слежения, наведения и т.д.). Создание новых образцов вооружения и боевой техники стало целенаправленно опираться на фундаментальные научные знания и разработки, на экспериментальные методы изучения материи и ее свойств. Военно-техническое изобретательство в старом смысле этого слова умерло, превратившись в результат целенаправленного поиска многочисленных научно-исследовательских институтов и опытно-конструкторских организаций.

Новые опытные образцы вооружений создаются не только в соответствии с заданиями Военного ведомства и за счет государства, но и по инициативе самих военно-промышленных корпораций и предприятий, чтобы не прерывать процесса опытно-конструкторской и технологической отработки соответствующих изделий и накапливать опыт для создания образцов систем вооружения нового поколения.

Военно-промышленная продукция, в-третьих, заказывается военной промышленности по определенному плану комплектования системы вооружений (артиллерийской, авиационной, бронетанковой и т.п.), элементы которой – образцы вооружения – взаимно дополняют друг друга; обновление систем вооружений – предпосылка процесса перевооружения армии, в зависимости от потребностей которого возникают новые виды общественного производства и модернизируются старые.

Чем значительнее вооруженные силы данного государства, тем мощнее научно-технический и производственно-экономический потенциал его военно-промышленного комплекса, занятого, даже в мирное время, удовлетворением все возрастающих потребностей вооруженных сил. Кроме вооруженных сил потребителем продукции военно-промышленного комплекса является мировой рынок. Все государства имеют вооруженные силы, но не каждому под силу содержать собственный военно-промышленный комплекс или даже отдельные виды военно-промышленного производства; необходимое вооруженным силам такого государства количество образцов вооружений, боевой техники и т.д. закупаются на мировом рынке посредством межправительственных соглашений и в частном порядке. Если же такое индустриально слабое государство еще находится и в состоянии войны, то военно-промышленный комплекс страны-поставщика вооружений получает дополнительный рынок сбыта дорогостоящей военной продукции.

Обладание огромным научно-техническим и производственно-экономическим потенциалом, немалыми материальными и финансовыми ресурсами, объективно, превращает военно-промышленный комплекс в весьма влиятельную экономическую и политическую силу, которая, публично себя не раскрывая, способна оказывать прямое и косвенное влияние на органы государственной власти и управления в отношении принятия наиболее выгодных для него решений, причем, последние – вовсе не как обязательное условие – должны совпадать с национально-государственными интересами. Недаром Президент США Д.Эйзенхауэр в своем последнем публичном выступлении 17 января 1961 г. заявил:

«...Связь между громадным военным истеблишментом и разросшейся промышленностью вооружений является новой в истории Америки. Общее влияние этой связи – экономическое, политическое и даже духовное – ощущается в каждом городе, в каждом законодательном собрании штата, в каждом учреждении федерального правительства. Мы должны строго следить за тем, чтобы не допустить сосредоточения в наших правительственных органах такого влияния, которое превышало бы их полномочия, независимо от того, заинтересован в использовании этого влияния военно-промышленный комплекс или нет. Возможности для чудовищного подъема силы, находящейся не на своем месте, существуют и будут расти. ...Мы ничего не должны принимать на веру»{20}.

В своем выступлении 17 января 1961 г. Д.Эйзенхауэр, между прочим, отметил, что после окончания второй мировой войны США не имели «промышленности вооружений», но в результате «холодной войны» и технической революции «США были вынуждены создать постоянно действующую промышленность вооружений огромных масштабов»{21}. Здесь Президент США немного слукавил. Располагая самой мощной в мире многоотраслевой промышленной базой, Правительство США могло особенно не тратиться на содержание постоянно действующего комплекса военно-промышленных производств, позволяя им развертываться на пределе индустриальных возможностей страны лишь в период войны.

б) Исторические особенности формирования советского ВПК


Советский Союз, в отличие от США, не имел в первые десятилетия своего существования развитой многоотраслевой индустрии, не был, подобно США, отделен от враждующих европейских государств океанскими просторами, и, вдобавок ко всему, имел самую протяженную в мире сухопутную границу, по которой он соседствовал с не вполне дружелюбными по отношению к нему странами. По этим, а также по другим причинам, о которых мы еще скажем, СССР вынужден был содержать постоянно действующий комплекс военно-промышленных производств – не только для вооружения и материально-технического снабжения Армии и Флота, но и для подготовки к грядущим войнам.

Проведя в 1923–1924 годы реформу вооруженных сил, Советское правительство также разработало и провело в жизнь реформу военной промышленности, влияние которой можно проследить на протяжении всего рассматриваемого периода (20–50-е гг.).

И это не случайно. В качестве основной экономической структуры для подготовки промышленной базы страны к войне разработчиками реформы был положен комплекс специальных промышленных предприятий, способных, независимо от уровня технико-экономического развития соответствующих военно-промышленным производствам отраслей промышленности, производить предметы вооружения и боевой техники на уровне мировых стандартов. То есть принималась во внимание реальная ситуация, когда, например, для того или иного вида военной продукции еще в экономическом смысле не сформировалось соответствующей отрасли, но требуемое изделие уже осваивается в опытном, серийном и даже массовом поточном производстве.

Основные принципы формирования в СССР постоянно действующего военно-промышленного комплекса были изложены Начальником Главного Управления Военной промышленности ВСНХ СССР П.И.Богдановым и его помощником по военно-техническим вопросам профессором В.С.Михайловым в докладе «Об организации военной промышленности», представленном в Реввоенсовет, Совнарком и СТО 2 марта 1924 года{22}.

В начале доклада излагалась краткая история вопроса:

«Военная промышленность, как обособленная отрасль народного хозяйства, начала формироваться с 1919 г. В этом году был учрежден Совет Военной Промышленности, который постепенно стал собирать под свое руководство все специальные заводы, обслуживающие артиллерию, флот, авиацию, саперные войска и интендантство.

До этого времени эти заводы были разбросаны по различным ведомствам в виде отдельных единиц или групп, объединенных специальными правлениями. В процессе собирания все эти объединения были изъяты из ведомств и включены в состав ВСНХ.

Состав предприятий военной промышленности в дальнейшем, в соответствии с обстоятельствами, менялся, равно как и структура самого управления военной промышленности. В настоящее время она включает в себя 57 заводов».

Далее, авторы доклада коснулись споров о дальнейшей судьбе военной промышленности, которые весьма напоминали тогдашние споры в советском и партийном руководстве о том, нужна ли Советской Республике кадровая армия, и не дешевле ли будет заменить ее, в соответствии с марксистско-ленинской концепцией государства, милиционной системой:

«В течение 5 лет существования военной промышленности не один раз возбуждался вопрос: рационально ли существование военной промышленности в качестве обособленной отрасли индустрии? Не выгоднее ли было бы военно-промышленные предприятия распределить по производственному признаку между гражданскими промышленными объединениями? При этом указывалось, что военно-промышленные объединения дорого обходятся государству, и, что интересы обороны могут в надлежащей мере обслуживаться гражданской промышленностью, имеющей заводы, приспособленные для изготовления военных изделий.

Делались также ссылки на организации инженера Ванкова и академика Ипатьева, которые во время мировой войны сумели быстро объединить большое количество гражданских заводов России для массового производства снарядов и военно-химических продуктов.

В настоящее время в условиях мирной обстановки, вновь возникли разговоры о раскассировании военной промышленности, как обособленной организации».

Необходимость существования в Советской Республике военной промышленности, как «обособленной организации», обосновывалась авторами доклада причинами стратегического и производственно-технологического характера.

Главная стратегическая причина необходимости создания в СССР постоянно действующей отрасли (организации) военно-промышленных производств заключалась в том, что, как указывалось в докладе,

«все без исключения предметы вооружения и снабжения армии должны быть подготовлены внутри Республики; все военные производства должны базироваться исключительно на отечественном сырье».

Данным утверждением подчеркивался автаркический характер советского военно-промышленного производства, обусловленный внешнеполитической и экономической самоизоляцией СССР. Советскому Правительству не приходилось рассчитывать на то, что в случае вступления в войну оно получит вообще какую-либо финансовую и материально-техническую помощь, в отличие, например, от Правительства царской России, которое в годы первой мировой войны удовлетворяло за счет импортных поставок не менее половины потребностей в артиллерии и боеприпасах. Внешнеполитическая и экономическая самоизоляция СССР также диктовала необходимость не просто «быть в состоянии быстро разрабатывать и ставить у себя новые образцы вооружения, отвечающие последним требованиям военного дела», но и приводить их «стоимость и качество на высоту достижений других государств».

С точки зрения производственно-технологической, – констатировалось в докладе, –

«все военные изделия, по степени родственности их изделиям гражданской промышленности могут быть разбиты на три группы.

1-я группа. К ней относятся ручное огнестрельное оружие всех видов, пулеметы, винтовочные патроны, капсюля, пороха, взрывчатые и отравляющие вещества, дистанционные трубки, мины, снаряжательные работы.

2-я группа. К ней относятся взрыватели, артиллерийские орудия армии и флота, специальные артиллерийские снаряды, материальная часть артиллерии, военное судостроение, авиастроение, танкостроение, военная оптика и военное радио.

3-я группа. К ней относятся предметы электротехнического имущества, военно-железнодорожного имущества, понтонного имущества, средства связи и маскировки, военно-инженерный инструмент, корпуса артиллерийских снарядов и все виды интендантского имущества».

Приведенная выше группировка изделий военно-промышленного производства, в общем, соответствует уровню развития промышленности вооружений и военной техники 20–40-х годов и ее производственно-технологической спецификации. Особое внимание авторы доклада уделяют видам военно-промышленного производства 1-й группы, констатируя их «исключительные особенности, резко выделяющие на фоне мирной промышленности». Во-первых, зто – изделия массовые (например, винтовочные патроны выпускаются миллионами штук в год). Во-вторых, зто изделия сложные по конструкции и трудоемкие по точности обработки (например, станковый пулемет «Максим» состоит из 408 деталей, точность изготовления которых достигает 0,005 дюйма). В-третьих, освоение их изготовления на приспособленных для этого заводах гражданской промышленности, как показал опыт первой мировой войны, занимает 1–3 года, что совершенно неприемлемо в случае, если внезапно разразится война. Следовательно, данные виды производства должны быть в постоянной отработке. В-четвертых, – и зто касается, главным образом производства взрывчатых и отравляющих веществ, – необходимо строжайшее соблюдение техники безопасности.

Производство изделий 2-й группы «стоит значительно ближе к мирной промышленности», однако, и здесь есть свои исключения, например, производство артиллерийских орудий и снарядов. Делая зто заключение, авторы доклада имели в виду не только специфику орудийного и снаряжательного производства, но и специфику их «готового изделия». «Применяясь к мирной индустрии, – отмечают они, – можно, конечно считать «готовыми изделиями» порох, гильзу, корпус снаряда, капсюль, взрыватель, дистанционную трубку, тротиловый заряд. Вместе с тем, все перечисленные выше изделия являются не более как полуфабрикаты того окончательного изделия, которое называется «орудийный выстрел». Боевые припасы исчисляются количеством «выстрелов» и заказы на припасы даются Военным ведомством числом выстрелов. Каждая из деталей выстрела, взятая в отдельности, Военному ведомству не нужна. Точно также «готовыми изделиями» надлежит считать «систему артиллерийского орудия», а не его составные части: орудийное тело, лафет, передок, оптические приборы и прочее, изготавливаемые на разных заводах. «Следовательно, в интересах технической слаженности и увязки календарной программы работ, – говорится в докладе, – надо стремится к тому, чтобы «собрать более или менее замкнутый цикл военных производств, дающий то или иное «готовое изделие».

Что касается 3-ей группы военных производств, то она, – констатируется в докладе, – «в большинстве случаев аналогична мирным и без ущерба для интересов обороны может оставаться в составе гражданских промышленных объединений».

Производство военных изделий 1-й и 2-й группы предлагалось сосредоточить на специальных военных заводах, которые, как указывалось в докладе, составили бы особое формирование, напоминающее постоянный – кадровый – состав вооруженных сил. Остальные предприятия, способные производить военно-промышленную продукцию, являлись бы, как в армии, уволенными в «запас», но всегда готовыми, в случае нужды, к пополнению военно-промышленного «кадра».

Задачи военно-промышленного «кадра» определялись следующим образом:

1) Изготовлять в мирное время предметы вооружения для накопления мобилизационных запасов вооружения и боеприпасов;

2) Поддерживать технику военных производств на уровне современных требований;

3) Разрабатывать новые образцы вооружений и осваивать их в производстве;

4) Служить ядром, около которого будет мобилизоваться остальная промышленность, а для мобилизации последней подготовить: кадры рабочего и технического персонала, запасы рабочего и проверочного инструмента, запасы материалов и прочее;

5) С объявлением войны – быстро, до максимально возможных размеров, развернуть свое производство и пополнить исчерпанный в первый период войны запас вооружения и боеприпасов, – пока идет мобилизация всей остальной промышленности.

В «запас» советской военной промышленности предлагалось ввести «заводы мирной индустрии, способные вести у себя военные производства; мобилизация заводов «запаса» должна происходить по детально разработанному мобилизационному плану, где каждому заводу определена его роль и порядок перехода на военную работу».

В 1927 г. существующим «кадровым» военным заводам были присвоены номера – с 1-го по 56-й. Заводом № 1 стал московский авиационный завод имени Авиахима, заводом № 2 – ковровский пулеметный завод, заводом № 3 – ульяновский трубочно-взрывательный завод имени Володарского, заводом № 7 – ленинградский артиллерийский завод и т.д. По мере расширения круга «кадровых» военных заводов и передачи их из одного ведомственного подчинения в другое номера менялись, но в нескольких случаях однажды присвоенный номер оставался за предприятием на многие годы. Концентрация военно-промышленных производств на специально отведенных для них производственных мощностях ограниченного числа предприятий – первая отличительная особенность формирования советского военно-промышленного комплекса.

Докладывая в 1932 г. об итогах оборонной подготовки промышленности в 1-й пятилетке, зампредседателя Госплана СССР И.С.Уншлихт констатировал:

«В СССР военная промышленность является планомерно организованной отраслью, объединяющей кадровые военные предприятия»{23}.

В 30–50-е годы, наряду с «кадровыми» военными заводами организуются «кадровые» научно-исследовательские институты, Конструкторские, особые и специальные конструкторские бюро, государственные проектные институты, которые закрепляются за соответствующими профилю их деятельности наркоматами (министерствами) оборонной промышленности или управлениями Наркомата (министерства) Обороны СССР.

По мере того, как «кадровые» военные заводы насыщаются лабораторным, опытно-производственным и испытательным оборудованием и стендами, а «кадровые» НИИ и КБ заводят у себя опытно-производственные, инструментальные, строительно-монтажные отделы, первоначальное разделение труда между «кадровыми» научными и производственными организациями в деле изготовления военной продукции сменяется комплексной интеграцией науки и производства.

Наличие специально организованных для удовлетворения потребностей вооруженных сил в новых образцах военной продукции научно-исследовательских и опытно-конструкторских организаций, их обязательная привязка к конкретной производственной базе – вторая отличительная особенность формирования советского военно-промышленного комплекса.

в) Критерии периодизации истории формирования советского ВПК


Организация советской военной промышленности по принципу – заводы «кадра» и заводы «запаса» – на протяжении 30–50-х годов неоднократно подвергалась ревизии, смысл которой сводился к тому, чтобы лишить военно-промышленные производства их обособленности от своих «родовых» отраслей, полнее загрузив мощности военных заводов заказами на производство мирной продукции. Эта точка зрения излагалась в соответствующих записках в высшие органы политического и военного руководства страны. В них обращалось внимание на то, что нет принципиальной производственно-технологической разницы между специальным военным заводом и гражданским, на котором в случае войны предполагается разместить заказ на аналогичную военную продукцию; что значительная часть производственных мощностей военных заводов законсервирована; что стоимость произведенной военными заводами военной и мирной продукции зачастую выше, чем на соответствующих гражданских предприятиях.

Доводом в пользу сокращения военно-промышленного «кадра» служил опыт мобилизационной подготовки промышленности в США и Германии. Выступая на XVII съезде ВКП(б) замнаркома обороны М.Н.Тухачевский, в частности, отмечал:

«Если посмотреть, как протекало снабжение армий во время империалистической войны в наиболее передовых индустриальных странах, то увидим, что военные кадровые заводы играли в этом деле очень небольшую роль. Основная масса производства падала на гражданские заводы, которые кооперировались с военными и давали основную массу производства. Для примера: в Германии производство орудий до войны имело 4 кадровых завода. Во время войны работало на производство орудий 586 частных заводов. Пулеметы: до войны работало 3 кадровых завода, во время войны – 60 частных заводов. Самолеты: до войны работало 16 кадровых заводов, во время войны – 124 завода и т.д.»{24}.

Когда вышеуказанная точка зрения принималась советским правительством за руководство к действию, сформированные из «кадровых» заводов комплексы военно-промышленных производств начинали подвергаться дроблению; различными комбинациями «кадровых» военных заводов и их объединений с родственными им «запасными» гражданскими предприятиями достигалась более равномерная загрузка мощностей советского машиностроительного комплекса мирными и военными производствами.

Однако, из-за противодействия других факторов, например, специализации и усложнения технических требований к «изделию», рассредоточение «кадра» никогда не достигало критического значения; вслед за расформированием комплекса военно-промышленных производств начиналась их концентрация и количественный рост за счет «запасных» заводов и объединений «гражданской» промышленности.

На протяжении 20–50-х годов процесс развития военно-промышленных производств и комплектования заводов военно-промышленного «кадра» и «запаса» прошел несколько этапов, в общем совпадающих с основными этапами становления советского ВПК.

А. Первый этап занимает период с 1921 по 1930 г. и характеризуется концентрацией военно-промышленных производств в обособленных группах «кадровых» военных заводов под общим руководством одного специального органа управления при едином наркомате промышленности – ВСНХ СССР.

Созданное 6 июня 1921 г. Главное Управление Военной промышленности (ГУВП) ВСНХ РСФСР (с 1923 г. ВСНХ СССР) 7 января 1925 г. было реорганизовано в Производственное Объединение Военной промышленности – Главвоенпром. 4 декабря 1925 г. Главвоенпром был переименован в Производственное Объединение Военной промышленности – Военпром. 15 декабря 1926 г. Военпром был ликвидирован с разделением на 4 треста: Орудийно-Арсенальный, Патронно-трубочный, Военно-Химический, Оружейно-Пулеметный, которые подчинялись Коллегии Военно-Промышленного Управления при Президиуме ВСНХ СССР. С 1928 по 1930 год количество трестов советской военной промышленности увеличивается до 6-ти: формируется Военно-Кислотный трест, а из Главметалла выводится Авиационный трест. Тресты переходят на нэповский хозяйственный расчет; их координирующим органом является Главное Управление Военной Промышленности (ГУВП) ВСНХ СССР.

Б. Второй этап занимает период с 1930 по 1936 год и характеризуется концентрацией «кадровых» заводов 1-й группы военных изделий и рассредоточением остальных (2-й и 3-ей группы) по всем родственным им отраслям промышленности.

7 апреля – 3 мая 1930 г. военно-промышленные тресты и их Главк (ГУВП) были упразднены. Из «кадровых» заводов 1-й группы военных изделий были сформированы: Всесоюзное объединение орудийно-оружейно-пулеметных производств (Оружобъединение), Всесоюзное объединение патронно-трубочного и взрыва-тельного производств (Патрубвзрыв). Другие заводы, способные производить военные изделия, например, судостроительные, оптико-механические, взрывчатых и отравляющих веществ перешли или остались в составе гражданских трестов и управлений.

В начале января 1932 г. ВСНХ СССР был упразднен. Все военно-промышленные предприятия «кадра» и «запаса», на равных основаниях, были переданы в ведение Наркомата Тяжелой промышленности СССР, его главков и трестов, а именно: авиационные – в Главное Управление Авиационной промышленности (ГУАП); судостроительные – в Главное Управление Судостроительной промышленности (ГУСП); военно-химические – в Военно-Химический трест (Вохимтрест), Всесоюзный трест Органических Производств (ВТОП) и Всесоюзный трест Искусственного Волокна (ВИВ); оружейные, пулеметные, бомбовые, снарядные, минные и торпедные – в Главное Военно-Мобилизационное Управление; патронные и гильзовые – в Патронно-Гильзовый трест; орудийные – в Арсенальный трест; снарядные – в Снарядный трест; автобронетанковые – в Специальный Машиностроительный трест (Спецмаштрест), оптико-механические – в Государственное объединение Оптико-Механических заводов (ГОМЗ). По состоянию на 5 апреля 1934 г. в утвержденный Политбюро ЦК ВКП(б) список «кадровых» заводов «военной промышленности» входят 68 предприятий. На них устанавливается особый порядок приема рабочей силы.

Функции координатора деятельности военных заводов в системе Наркомтяжпрома выполняло его Главное Военно-Мобилизационное Управление (ГВМУ), разделенное в 1936 г. на Главное «правление военной промышленности и Главное управление боеприпасов.

В. Третий этап охватывает период с 1936 по 1941 год и характеризуется концентрацией всех «кадровых» военных заводов и части заводов «запаса» – в начале в Наркомате Оборонной промышленности, а затем – в нескольких военно-промышленных народных комиссариатах, специально созданных для ускорения процесса перевооружения Армии и Флота.

Народный Комиссариат Оборонной промышленности был образован 8 декабря 1936 г. Постановлением ЦИК СССР. Из состава Наркомтяжпрома в новый наркомат вошли: 47 авиационных заводов, 15 артиллерийских заводов, 3 оружейных завода, 9 оптико-механических заводов, 10 танковых заводов, 9 патронно-гильзовых заводов, 7 трубочно-взрывательных заводов, 7 снарядных заводов, 3 завода по производству минного, торпедного и бомбового вооружения, 10 судостроительных заводов и верфей, 23 военно-химических предприятия, 16 заводов по производству электроприборов и радиоприборов, 8 предприятий точного машиностроения, 5 аккумуляторных и 3 металлургических завода.

Таким образом, Наркомоборонпром вобрал в себя все виды военно-промышленных производств, относящихся к 1-й, 2-й и отчасти 3-ей группе военных изделий. В его составе сформировались 57 военно-промышленных научно-исследовательских и опытно-конструкторских организаций, 65 высших и средних специальных учебных заведений. Это был по существу гигантский концерн, заключающий в себе все виды машиностроительной промышленности и металлообработки, многие виды химической промышленности и целый ряд вспомогательных производств: строительных, монтажных, комплектующих, инструментальных и т.д.

Существенный недостаток деятельности Наркомоборонпрома – длительный период освоения производства новых образцов вооружений и боевой техники, который поддавался сокращению развитием кооперации с родственными предприятиями гражданских машиностроительных наркоматов. Из последних к тому же требовалось выделить и подготовить предприятия «запаса». По этим причинам Наркомат Оборонной Промышленности был раздроблен на несколько самостоятельных наркоматов: авиационной и судостроительной промышленности, вооружения и боеприпасов.

В сформированный в 1939 г. Наркомат Авиационной промышленности первоначально вошли: 86 заводов, 9 НИИ и КБ, 5 строительных трестов, 7 институтов и 15 техникумов.

В Наркомат Судостроительной промышленности вошли: 41 завод, 10 НИИ и КБ, 5 строительных трестов, 9 институтов и 11 техникумов.

В состав Наркомата Вооружения вошли: 38 заводов, 8 НИИ и КБ, 4 строительных треста, 8 институтов и 13 техникумов.

В Наркомат Боеприпасов вошли: 53 завода, 12 НИИ и КБ, 5 строительных трестов, 5 институтов и 11 техникумов.

Военно-промышленные комиссариаты специализировались на изготовлении военных изделий 1-й и 2-й группы. Производство изделий 3-ей группы в значительных размерах осваивалось «запасными» предприятиями наркоматов Общего Машиностроения, Тяжелого и Среднего Машиностроения и Химической промышленности.

Высшим государственным органом управления наркоматами военной промышленности и военными производствами гражданской промышленности становится Комитет Обороны при СНК СССР и его рабочие органы: Экономический Совет и Военно-Промышленная Комиссия.

Г. Четвертый этап охватывает период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. и характеризуется превращением большей части машиностроительного народнохозяйственного комплекса СССР в военно-промышленный, с разделением на специальные военно-промышленные отрасли под руководством соответствующих наркоматов: вооружения, боеприпасов и минно-минометного вооружения, авиационной, танковой и судостроительной промышленности. Высшим органом, руководящим деятельностью всего государственного оборонного комплекса, становится Государственный Комитет Обороны (ГКО) СССР.

Д. Пятый этап охватывает период с 1946 по конец 1950-х годов и характеризуется модернизацией производства так называемой «общей военной техники» и появлением новых видов военной продукции, объединенных под общим названием «специальной военной техники»; это – системы реактивного и ракетного вооружения и реактивной авиационной техники, образцы ядерных боеприпасов и разнообразные радиоэлектронные системы военно-технического снаряжения и военной связи.

В 1946–1957 годы «кадровые» военные заводы сосредоточиваются в министерствах авиационной промышленности, вооружения (с 1954 г. Министерство оборонной промышленности), судостроительной промышленности и более или менее равномерно рассредоточиваются специальными «кустами» в гражданских министерствах: транспортного машиностроения, сельскохозяйственного машиностроения, тяжелого машиностроения, автотракторной промышленности, – в качестве головных предприятий частично законсервированных военно-промышленных производств: боеприпасов, минно-минометного вооружения, специальной авто-транспортной и бронетанковой техники.

Для организации работ по созданию ракетно-ядерного оружия при Совмине СССР создается Специальный Комитет и три Главных Управления. Для организации работ по созданию радиолокационной и электронной техники при Совмине СССР создается Комитет по радиолокации. Функции координатора деятельности министерств «оборонных отраслей промышленности», Министерства Внутренних Дел СССР, Министерства Вооруженных сил СССР, Министерства Государственной безопасности СССР в вопросах составления плана заказов на вооружение и боевую технику, организации научно-исследовательских работ по оборонной тематике и т.д. выполняло до 1952 г. Бюро по военно-промышленным и военным вопросам при Совмине СССР, а затем – Комиссия Президиума Совмина СССР по военно-промышленным вопросам.

В 1956 г. в системе Минавиапрома сосредоточивается 220 «кадровых» военных заводов, в системе Миноборонпрома – 210, в системе Минсудпрома – 135 , в системе Минрадтехпрома – 216. Помимо производственных функций, данные министерства ведут интенсивную работу по созданию новых образцов вооружений и боевой техники усилиями 270-ти опытных заводов, конструкторских бюро, научно-исследовательских, специальных и проектных институтов.

В 1958 г. все НИИ, КБ, СКБ и ОКБ советского военно-промышленного комплекса вместе с опытными заводами передаются в ведение Государственных Комитетов: по авиационной технике, оборонной технике, радиоэлектронной технике и судостроению. Министерства военной промышленности расформировываются, а серийные заводы военно-промышленного «кадра» передаются в ведение советов министров союзных республик и совнархозов экономических районов.

В истории советского ВПК начинается новый этап.

г) Проблемы экономического анализа основной производственной деятельности
предприятий советского ВПК

В период 1923–1927 годы военно-промышленное производство в СССР еще не было прикрыто завесой непроницаемой тайны. Военно-промышленные тресты публиковали отчеты об итогах финансово-хозяйственной деятельности, правда, без указания количества произведенных предметов вооружения и боевой техники. В 1927–1928 годы в СССР начинает создаваться государственный оборонный комплекс (система государственных мобилизационных органов), и все сведения об оборонной промышленности (количество предприятии, их дислокация, натуральные и стоимостные показатели, годовые отчеты о производственно-финансовой деятельности) включаются в перечень сведений, содержащих государственную тайну.

Засекречивание деятельности военно-промышленного комплекса, очевидно, преследовало своей целью скрыть подготовку правительства СССР к грядущей войне. Однако, в условиях централизованного управления экономикой этот шаг имел такие последствия, что про него вправе сказать: польза сомнительна, вред очевиден. Режим секретности сыграл на руку прежде всего нерадивым и безответственным хозяйственникам. Как отмечал в своей речи на XVI съезде ВКП(б) Р.А.Муклевич,

«часто под ширмой секретности на местах, на заводах, а часто и в более высоких учреждениях просто существует ничегонеделание»{25}.

Вплоть до 1939 г. представителям Военного Ведомства было отказано в праве проверять сметные калькуляции заводов, выполняющих текущие военные заказы, – так что военные не могли удостовериться в правомерности отпускных цен. И, наконец, режим секретности отрицательно сказался на эффективности управления народным хозяйством.

Дело в том, что военно-промышленные производства, являясь составной частью государственной плановой экономики, неотделимы от нее при составлении планов по всем показателям: валовой и товарной продукции, капиталовложениям, материально-техническому обеспечению, труду, издержкам производства, специализации и кооперированию.

С другой стороны, значительная доля оборонной продукции выпускалась предприятиями «необоронных отраслей» (боеприпасы, бронетанковая техника, военно-техническое и вещевое имущество), а на оборонных предприятиях – гражданские изделия (например, морские, речные и промысловые суда, транспортные самолеты, бытовая радио и электроаппаратура, аппаратура связи, оптико-механические приборы, горно-шахтное и химическое оборудование, сельскохозяйственные машины, металлорежущие станки и т.д.).

Информация по военно-промышленным производствам шла в Центр особым потоком, учитывалась и анализировалась особыми подразделениями статистических, финансовых и плановых органов (так называемые «первые отделы»), затем сосредоточивалась в специальных сводных отделах учета и планирования, которые включали отчетные и плановые показатели «оборонки» в общий финансовый и материальный баланс народного хозяйства СССР. Таким образом, существовала двойная система учета и планирования: одна для военно-промышленных производств, другая – для мирной продукции. Отделить в стоимостных и натуральных величинах одну от другой по данным официальной статистике промышленного производства было, действительно, невозможно, но, с другой стороны, и проверить достоверность отчетных данных и реальность плановых заданий было крайне затруднительно.

Начальник ЦУНХУ Госплана СССР старый большевик Н.Осинский предупреждал в своей записке от 5 марта 1935 г. советское правительство: «Отсутствие в ЦУНХУ отчетных данных по военной промышленности лишит оборонно-оперативное планирование в системе Госплана необходимой базы»{26}. Соглашаясь с его доводами, 27 марта 1935 г. СНК СССР принял постановление «О порядке представления годовых отчетов военной промышленности Наркомата Тяжелой Промышленности». В соответствии с этим постановлением в.ЦУНХУ Госплана СССР годовые отчеты по основной (производственной) деятельности и капитальному строительству предприятия и тресты военной промышленности предоставляли в полном объеме; в Наркомат Финансов – с исключением сведений о производстве военной продукции в натуральных показателях; в областные и краевые УНХУ – только по мирной продукции{27}.

Таким образом, лишь с 1935 г. статистической базой обобщения итогов работы военной промышленности и составления перспективных планов ее развития стали поступавшие в Госплан и Наркомат Финансов СССР годовые отчеты предприятий. Что касается сведений об экономических итогах работы советского ВПК в предыдущие годы, то даже сами работники плановых органов выражали большие сомнения по поводу их адекватности реальному положению дел. Руководство Сектора Обороны Госплана СССР в докладе правительству от 26 ноября 1932 г. откровенно признавало:

«Следует со всей решительностью подчеркнуть, что данные, относящиеся к первым годам пятилетки, настолько малодостоверны, что основываться на них почти невозможно»{28}.

Переход к формированию статистической базы «оборонки» на основе годовых отчетов предприятий далеко не сразу способствовал повышению качества составляемых для правительства обзоров, справок и отчетов, на основании которых осуществлялось оперативное и стратегическое управление военно-промышленным комплексом. Так, в записке руководства Мобилизационного отдела Госплана СССР секретарю ЦК ВКП(б) Г.М.Маленкову «Об организации планирования оборонной промышленности» от 8 апреля 1941 г. отмечалось, что

«при существующем положении, Госплан при СНК СССР, в том числе его Моботдел (теперь отдел военного машиностроения) не имеет права получения необходимых ему материалов по натуральному разрезу планов производства, производственным мощностям и потребности армии в оборонной продукции. Все это, – подчеркивается в записке, – приводит к недостаточной проработанности плана, к неувязкам внутри плана, к двойному планированию, к частым изменениям плана, к несвоевременному спуску плана на предприятия, что в целом часто делает утвержденные планы нереальными, не устраняет имеющихся диспропорций, а иногда и усугубляет их, дезорганизующе действуя на работу предприятий»{29}.

Затрудняя полной секретностью «оборонки» планомерное управление промышленностью, советское руководство в то же самое время невольно раскрывало свои секреты «враждебному капиталистическому окружению», – иногда настолько, что секретность теряла всякий смысл.

Так, по мере приближения срока обнародования итогов выполнения первого пятилетнего плана, в связи с запретом публикации сведений об оборонной промышленности, возникла довольно курьезная ситуация, когда из-за невключения в отчеты сведений о военной промышленности могла исказиться общая картина индустриализации. 8 января 1932 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение включить сведения о военной промышленности по всем основным показателям в общие итоги работы всей промышленности Советского Союза. ЦУНХУ Госплана СССР итоги пятилетки в тяжелой промышленности опубликовало, но тут опять возникла заминка: что делать с последующими годовыми отчетами тяжелой промышленности, составленными без включения в них сведений о военной промышленности, поскольку путем сопоставления ранее опубликованных суммарных данных с данными без военной промышленности получалась разница, показывающая долю военной промышленности в валовой продукции и капитальных вложениях Наркомата Тяжелой Промышленности. В начале 1937 г. Отчетно-экономический сектор Наркомтяжпрома оказался в очень неловком положении, опубликовав отраслевую сводку стоимости продукции тяжелой промышленности без данных о военной промышленности, а 30 марта 1937 г. все советские газеты опубликовали контрольные цифры годового плана Наркомтяжпрома с включением в общую сумму стоимость продукции военной промышленности. Таким образом тот, кто хотел составить представление о масштабах советского военно-промышленного производства, свой интерес удовлетворял.

Важнейшей проблемой источниковедения истории советского ВПК является определение доли расходов на содержание военно-промышленных производств и закупку военно-промышленной продукции в государственном бюджете и валовом национальном продукте. Годовые планы исполнения государственного бюджета СССР, по официальной версии, разрабатывались правительством, обсуждались и утверждались на сессии Верховного Совета СССР (до 1937 г. ЦИК СССР). Расходы на закупку вооружений и боевой техники в опубликованных данных об исполнении госбюджета, как правило, не раскрывались, равно как и ассигнования на развитие военно-промышленных производств, однако, в настоящее время их можно раскрыть непрсредственно по первоисточникам. Сложнее обстоит дело с расчетами доли расходов на содержание ВПК в совокупном общественном продукте и национальном доходе.

При исчислении совокупного общественного продукта и национального дохода советская статистика использовала систему сравнимых цен. В чем суть этой системы? За период с 1921 г. по 1930 г. исчисление индексов продукции производилось сначала на базе довоенных цен 1912 г., потом – в неизменных ценах 1926/27 г., а затем – в ценах 1952 года. С 1956 г. темпы роста промышленной продукции определялись путем оценки продукции в ценах на 1 июля 1955 года.

В зарубежной «буржуазной литературе» принятая в СССР система сравнимых цен давно пользуется дурной репутацией из-за несоответствия оцениваемых номенклатур товаров. В 1926/27 г. СССР не производил и одной трети видов промышленной продукции, которые, например, начали производиться в 1937 г., однако, для оценки продукции 1937 г. использовались цены 1926/27 г., названные «неизменными». Почему? Чтобы иметь возможность кореллировать падение или увеличение физического объема произведенной продукции с ростом цен на нее.

Рассмотрим зту проблему на примере данных о динамике общественного материального производства в текущих ценах и «неизменных ценах» 1926/27 г. в 1940–1943 годы.

Совокупный общественный продукт


годы

в текущих ценах млд.руб.

в ценах 1926/27 г. млд.руб.

1940

644

213

1942

498

140

1943

602

160

Источник: РГАЭ ф.4372, оп.95, д.168, А.65, 175.

Если учесть, что в 1942–1943 годы физический объем произведенной продукции значительно сократился, а цены, напротив, выросли, данные о стоимости валового общественного продукта в ценах 1926/27 г. более точно характеризуют динамику общественного производства. При этом стоимость валовой продукции военной промышленности 1940 г. в текущих ценах исчисляется Госпланом СССР в размере 27,6 млд. руб., а в ценах 1926/27 г. – в размере 24 млд. руб. Следовательно, в текущих ценах доля военной продукции в валовом общественном продукте страны в 1940 г. составит 4,2%, а в ценах 1926/27 г. – 11,2%. Последняя цифра кажется предпочтительнее в силу того, что физический объем производства военно-промышленной продукции в 1940 г. значительно вырос, тогда как первая цифра кажется более убедительной из-за погрешностей расчета стоимости общественного продукта в «неизменных» ценах 1926/27 года{30}.

Не менее сложно подсчитать продукцию ВПК в натуральных показателях, даже имея на руках, скажем, ежегодные планы заказов Военного ведомства с подробнейшей росписью всех номенклатур вооружений и боевой техники. Планы производства военно-промышленной продукции не только на длительные, но и короткие периоды подвергались частым и многочисленным изменениям вследствие ее бурного развития. Поэтому утвержденные задания порою существенно исправлялись квартальными планами – не только по выпуску отдельных изделий, но и по объемам поставок. Так, объемы поставок военной продукции на период 1959–1965 годы имели следующие отклонения в процентах к установленным на 1960 и 1961 годы заданиям.


 

1960 г.

1961 г.

Военная техника в целом

+ 2,5

+ 10,6

в том числе:

 

 

реактивная

+25,7

+51,7

авиационная

+ 4,6

+17,0

радиолокационная

-26,6

-29,0

боеприпасы

-27,6

-60,5

судостроение

+27,9

+30,2

Источник: РГАЭ ф.7, оп. 1, д.94, л. 1–15.

То же самое можно сказать по поводу исполнения государственного бюджета СССР в части, касающейся «расходов на оборону», поскольку между намеченным и исполненным бюджетным планом имеют место иногда значительные различия. Данные о фактическом исполнении государственного бюджета СССР с подробной росписью всех статей доходов и расходов – для науки документ недоступный. Это – так называемая «золотая книга», составлявшаяся сотрудниками специальной группы при Министре Финансов в количестве 1–3 экземпляров для самого высшего руководства страны. В числе статей «расходов на оборону» в «золотой книге» фигурируют нигде больше не упоминаемая статьи, типа: «специальные работы» или «особые расходы».

Кроме бюджетных источников финансирования расходов «на оборону», особенно в 30-е годы, использовались внебюджетные средства, например, 25 января 1930 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение об отпуске 200 млн. долларов, в дополнение к уже отпущенным 150 млн. долларов, для закупки в США оборудования для автомобильных, тракторных и металлургических заводов{31}. В статотчетности ВСНХ эта дополнительная сумма не зафиксирована.

Указанные проблемы источниковедения истории советского ВПК можно решить только на основе научной базы данных, включающей все доступные (в пределах рассекреченного корпуса первоисточников) сведения о динамике развития в СССР военно-промышленного производства, его стоимостной и натуральной структуре, о динамике капитальных вложений в оборонную промышленность (в том числе на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ), о динамике расходов государственного бюджета на оборонные цели и источниках их покрытия, об уровне и динамике цен на военную продукцию (в сопоставлении с ценами других отраслей промышленности), о составе и численности научных, конструкторских и производственных организаций ВПК и системе подготовки его кадров и т.д. Для историографии истории СССР такая база данных может сыграть решающую роль в обновлении концепций и гипотез становления, развития и краха советской системы.